Церковь Темпла, Лондон.

Церковь Темпла в Лондоне всегда была одной из наиболее интересных достопримечательностей Лондона, но в последнее время она стала местом паломничества туристов, поклонников Дэна Брауна.

Церковь Темпла — это место, в которое попадают герои «Кода да Винчи» Роберт Лэнгдон и Софи Невё в Лондоне и которое оказывается ложным следом в цепочке их поисков. Главные герои романа приходят сюда в поисках «…рыцаря, похороненного папой», который является звеном в цепи загадок, окружающих местонахождение Святого Грааля (освежить в памяти "Код да Винчи" можно на сайте http://www.istorya.ru/book/davinci/35.php.).

<Темпл (Temple) — это не только название церкви, это территория Лондона, ограниченная с севера Флит-стрит, а с юга — Темзой. Территория Темпла расположена недалеко от собора св. Павла. Темпл берёт название от средневекового ордена тамплиеров (храмовников), который владел этим участком до XIV века.

 

Лондон, там рыцарь лежит, похороненный папой.
Гнев понтифика он на себя навлек.
Шар от могилы найди, Розы цветок.
На плодоносное чрево сие есть намек.

 

– Рыцарь, которого папа убил? – предположила Софи. Тибинг улыбнулся и похлопал ее по колену:
– А вот это уже гораздо ближе к делу, дорогая. Рыцарь, похороненный папой. Или убитый им.
Лэнгдон вспомнил о трагической дате в истории тамплиеров, несчастливой пятнице 13‑го числа 1307 года, когда папе Клименту удалось уничтожить тысячи рыцарей‑тамплиеров.
– Но в таком случае могил рыцарей должно быть великое множество.
– А вот и нет! – воскликнул Тибинг. – Многие из них были сожжены на столбах, а затем тела несчастных без всяких церемоний сбрасывали в Тибр. Но в нашем стихотворении говорится о могиле. И могила эта в Лондоне. А в Лондоне похоронено всего несколько рыцарей. – Он замолчал и заглянул Лэнгдону прямо в глаза, словно надеялся, что тот за него продолжит. – Ну, Роберт, ради Бога! Церковь, построенная в Лондоне военным подразделением Приората! Церковь ордена тамплиеров!
–
 Церковь Темпла? – удивленно протянул Лэнгдон. – Но разве там есть склеп?
–
 С десяток самых мрачных могил, какие вам только доводилось видеть.
 

Лэнгдон никогда не бывал в Темпле, хотя и неоднократно сталкивался с упоминаниями об этой церкви, работая над историей Приората. Эта церковь, некогда являвшаяся в Соединенном Королевстве эпицентром всех активных действий Приората и тамплиеров, была названа Темплом в честь храма царя Соломона (Solomons Temple). Отсюда же произошло и название рыцарского ордена, из‑под развалин этого же храма им удалось извлечь документы Сангрил, дававшие власть над Римом. Существовало немало легенд о том, как в Темпле рыцари исполняли странные тайные ритуалы, ничуть не похожие на христианские.

 




Церковь Темпла.

От резиденции тамплиеров сохранилась Temple Church — небольшая круглая церковь XII века. Здание церкви состоит из двух частей: круглой церкви и примыкающего к ней прямоугольного строения — алтаря, который был пристроен спустя полвека.

 

– Так церковь Темпла находится на Флит стрит?
– Да нет, довольно далеко от Флит стрит. На Иннер Темпл лейн, – ответил Тибинг. Глаза его лукаво искрились... Эту церковь найти не так то просто, она прячется за более высокими домами. Лишь немногие знают, где она находится. Странное местечко, доложу я вам! Прямо мороз по коже. И архитектура типично языческая.
– Языческая? – удивилась Софи.
– Да это пантеон язычества! – воскликнул Тибинг. – Церковь круглая. При строительстве тамплиеры пренебрегли традиционной для христианства крестообразной формой и построили церковь в виде правильного круга. Это символизировало солнце. И не где нибудь там, в Риме, что было бы еще понятно! В самом центре Лондона!

 

Одна из древнейших церквей Лондона была сложена из кайенского камня. Низенькая, круглой формы, с выступающим с одной стороны нефом, она походила скорее на крепость или военный форпост, нежели на место, где поклоняются Богу. Освященная 10 февраля 1185 года Гераклием, патриархом Иерусалимским, церковь Темпла благополучно пережила восемь веков политических баталий, выстояла во время великого лондонского пожара и Первой мировой войны, но сильно пострадала от бомб, сбрасываемых люфтваффе в 1940‑м. После войны была восстановлена полностью.
Простота круга, подумал Лэнгдон, любуясь зданием, которое видел впервые. Архитектура проста, даже примитивна, без всяких изысков, и сооружение напоминает скорее римский замок Сант‑Анджело, нежели изысканный пантеон. И выступающая по правую руку «коробка» нефа просто мозолит глаза, хотя и не скрывает изначальной языческой формы сооружения.

 

На самом деле церковь расположена достаточно близко от Флит-стрит. Территория Темпла окружена оградой, поэтому, чтобы попасть к церкви Темпла или к офисам юристов, надо пройти через ворота. Охранник в воротах пропускает всех без исключения пешеходов, но требует предъявить какие-то бумаги всех въезжающих на территорию.

В основе архитектурного проекта круглой церкви — Иерусалимская церковь Гроба Господня.


Вход в круглую церковь. Именно им пользовались когда-то тамплиеры. Сейчас этот вход закрыт.  

 

Круглая церковь была освящена 10 февраля 1185 года патриархом Иерусалимской церкви Ираклием. Не исключено, что на церемонии мог присутствовать сам король Англии Генрих II.
В те давние годы, помимо самой часовни, были построены жилища для рыцарей и помещения для отдыха и проведения военной подготовки. Новые члены ордена, послушники, не имели права появляться в Лондоне без разрешения великого магистра.

Магистр Темпла, как и подобало члену такого могущественного ордена, заседал в парламенте в качестве первого барона (Primus Ваго) королевства. Церковь Темпла была местом временного проживания папских легатов, королей и церковных сановников со всех концов Европы, а также банком, принимавшим на хранение деньги и ценности английских дворян и рыцарей, доверявших свое имущество этому влиятельному ордену.

До конфискации владений тамплиеров в 1307 г. в церкви проводился обряд посвящения в рыцари-храмовники.

После 1307 года, когда орден тамплиеров был распущен, Эдуард II сделал церковь собственностью короны. Позднее она была передана ордену госпитальеров, которые, в свою очередь, превратили церковь Темпла в две гильдии юристов. Они были известны под общим названием «Канцлерских иннов» (корпорации солиситоров), а по отдельности именовались «Иннер Темпл» («Внутренний Темпл») и «Миддл Темпл» («Средний Темпл»). Они также использовались и как церковь — этот статус даровал им Яков I в 1608 году. По условиям статута 1608 года о независимости, корпорации обязаны содержать церковь храмовников в порядке и всегда предоставлять правоведам и студентам кров и наставников. Оба эти требования с тех пор неукоснительно соблюдаются.

Церковь Темпла выгорела при Великом лондонском пожаре, но была приведена в порядок под руководством Кристофера Рена. Вновь сгорела во время бомбардировки Лондона немцами в мае 1941 г.

Церковь Темпла была свидетельницей многих исторических событий, разворачивавшихся в ее стенах: переговоров, предварявших подписание Великой хартии вольностей, роспуска ордена тамплиеров, столкновения кальвинистов и сторонников англиканской церкви в 1580‑х годах, работ по переделке внутреннего убранства церкви под руководством сэра Кристофера Рена, который впервые поместил в церкви орган, бомбардировок, осуществлявшихся немецкой авиацией в 1941 году, когда на крыше храма начался пожар, уничтоживший орган и отделку викторианской эпохи. Именно во время этих воздушных налетов были разрушены мраморные колонны нефа, которые впоследствии были заменены новыми. Следует отметить одну любопытную деталь — старые мраморные колонны имели легкий наклон, который при замене был в точности повторен.

Церковь была повторно освящена в ноябре 1958 года. В настоящее время территории Иннер-Темпл и Миддл-Темпл являются крупнейшими частными участками в центре Лондона и принадлежат юристам.

 

Территория Темпла

Темпл состоит из небольших, мощенных плитами серого камня, чаще всего прямоугольных дворов, застроенных трех-четырехэтажными домами из красного кирпича. В первых этажах — служебные помещения, в верхних — жилые комнаты.


Типичный дворик на территории Темпла.  


Колонны в одном из дворов Темпла рядом с церковью Темпла.

 

Темпл - один из немногих уголков города, где можно получить представление о Лондоне конца XVII — начала XVIII в. Здесь работали и жили Томас Мор, Сэмюэл Джонсон, часто бывал Чарлз Диккенс, Оливер Голдсмит.

Многие здания Темпла, не только церковь, связаны с историческими событиями. В одном из них, к примеру, хранятся обломки галеона Фрэнсиса Дрэйка «Золотая лань». В другом, согласно сказанию, в 1602 году выступал Уильям Шекспир во время первого представления «Двенадцатой ночи». Уильям Шекспир в своей исторической хронике «Генрих IV» описывает сцену в саду Темпла, с которой началась война Алой и Белой роз. На этом же месте в память этого исторически значимого события были посажены белые и алые розы.

 

Церковь Темпла изнутри

Внутри храма находятся отдельно стоящие мраморные колонны, окружающие неф, диаметр которого составляет 55 футов. Стены были первоначально раскрашены яркими красками.

 

Интерьер круглой церкив (рисунок Augustus Pugin и Thomas Rowlandson сделан для "Microcosm of London" Аккермана в 1808-11 годах. С сайта http://commons.wikimedia.org/wiki/Temple_Church).

 

Современный интерьер круглой церкви.

 

 

Тибинг хмыкнул: – Типично английская церковь. Англосаксы всегда предпочитали более прямолинейный и простой путь общения с Богом. Чтобы ничто не отвлекало их от несчастий.

Софи указала на широкий проход в круглую часть церкви.
– Здесь прямо как в крепости, – прошептала она. Лэнгдон с ней согласился. Даже отсюда стены постройки выглядели необыкновенно внушительными и толстыми.
– Рыцари ордена тамплиеров были воинами, – напомнил им Тибинг. Стук его алюминиевых костылей эхом разносился под каменными сводами. – Эдакое религиозно военное сообщество. Церкви служили им форпостами и банками одновременно.
– Банками? – удивилась Софи.
– Господи, конечно! Именно тамплиеры разработали концепцию современного банковского дела. Путешествовать с золотом для европейской знати было опасно, и вот тамплиеры разрешили богачам помещать золото в ближайшей к ним церкви Темпла. А получить его можно было в любой такой же церкви Европы. Всего то и требовалось, что правильно составить документы. – Он подмигнул. – Ну и, разумеется, тамплиерам за это полагались небольшие комиссионные. Чем вам не банкомат? – Тибинг указал на маленькое окошко с витражным стеклом. Через него слабо просвечивали лучи солнца, вырисовывая фигуру рыцаря в белых доспехах на розовом коне. – Алании Марсель, – сказал Тибинг. – Был Мастером Темпла в начале тринадцатого века. По сути же он и его последователи занимали кресло первого барона Англии в парламенте... По мнению некоторых ученых, власти и влияния у Мастера Темпла было в те времена больше, чем у самого короля.

 

Захоронения девяти наиболее доблестных рыцарей обозначены мраморными фигурами простёртых на полу воинов. Самый известных из рыцарей, похороненных здесь, — Уильям Маршал, пожелавший найти последнее успокоение по обряду тамплиеров, поскольку он вступил в орден незадолго до смерти.

 

Маршал был посвящен в рыцари в 1167 году. Он был известен рыцарской доблестью и участвовал в ристалищах по всей стране, выиграв не менее пятисот поединков и не проиграв ни одного. Маршал также способствовал королевской власти в переговорах с мятежными баронами, вынудившими короля Иоанна Безземельного подписать в 1215 году на лугу Раннимед близ Лондона Великую хартию вольностей, ограничивавшую монаршую власть и закреплявшую нормы феодального права. При этом церковь Темпла была важным местом проведения предварительных переговоров.

 

Маршалу было суждено стать регентом в годы правления сына Иоанна Безземельного, Генриха III, который также пожелал быть погребенным в церкви Темпла. В соответствии с этим пожеланием решено было снести хоры и увеличить помещение, ныне именуемое алтарем. Он было освящено в 1240 году на праздник Вознесения. Однако усилия оказались напрасными, потому что Генрих III изменил завещание и решил найти последнее успокоение в стенах Вестминстерского аббатства. Тем не менее один из его сыновей, умерший в юном возрасте, был похоронен в церкви Темпла.

 

 

И у Лэнгдона пробежали по спине мурашки, когда он вошел в просторное помещение. Он окинул его взглядом – стены из светлого камня, украшенные резьбой. Прямо на него смотрели горгульи, демоны, какие то монстры, а также человеческие лица, искаженные мукой. Под резьбой, прямо у стены, была установлена каменная скамья, огибавшая помещение по кругу.
– Прямо как в древнем театре, – прошептал Лэнгдон.

Тибинг, приподняв костыль, указал в глубь помещения. Сначала влево, потом вправо. Но Лэнгдон и без него уже увидел. Десять каменных рыцарей. Пятеро слева. Пятеро справа. На полу лежали вырезанные из камня статуи рыцарей в человеческий рост. Рыцари в доспехах, со щитами и мечами, выглядели настолько естественно, что Лэнгдона на миг пронзила ужасная мысль: они прилегли отдохнуть, а кто то подкрался, покрыл их штукатуркой и замуровал живьем, во сне. Было ясно, что фигуры эти очень древние, немало пострадали от времени, и в то же время каждая по своему уникальна: разные доспехи, разное расположение рук и ног, разные знаки на щитах. И лица тоже не похожи одно на другое.

Лондон, там рыцарь лежит, похороненный папой. С замирающим сердцем Лэнгдон приблизился к фигурам.

Все каменные рыцари, обретшие вечный покой в церкви Темпла, лежали на спине, их головы покоились на прямоугольных «подушках» из камня.

Разглядывая каменных рыцарей, Софи отмечала различие и сходство между ними. Каждый рыцарь лежал на спине, но у троих ноги были вытянуты, а у двух остальных – скрещены. Впрочем, эта странность, похоже, не имела никакого отношения к отсутствующему шару. Разглядывая одеяния, Софи заметила, что у двоих рыцарей поверх доспехов были туники, а на троих красовались длинные плащи. И снова никакой связи с шаром. Тогда Софи обратила внимание на еще одно, последнее и самое очевидное различие: положение рук. Двое рыцарей сжимали в руках мечи, двое молились, а третий лежал с вытянутыми вдоль тела руками. Софи довольно долго разглядывала руки, а затем пожала плечами, не в силах отыскать даже намека на загадочный отсутствующий шар.
 

 


В круглой церкви также находится могила неизвестного рыцаря.

 

 

Дойдя до второй группы, Софи увидела, что она идентична первой. И здесь рыцари лежали в разных позах, в доспехах и с оружием. Все, за исключением последнего, десятого. Она подбежала к нему и остановилась как вкопанная. Ни каменной подушки. Ни доспехов. Ни туники. Ни меча.
– Роберт! Лью! – окликнула она, и голос ее эхом разнесся под сводами. – Смотрите, тут кое чего не хватает! Мужчины подняли головы и немедленно направились к ней.

– Шара? – возбужденно воскликнул Тибинг. Металлические костыли выбивали мелкую дробь по каменным плитам пола. – Здесь не хватает шара, да?
– Не совсем, – ответила Софи. И, сосредоточенно хмурясь, продолжала разглядывать десятое надгробие. – Похоже, здесь не хватает самого рыцаря.

Мужчины подошли и с недоумением уставились на десятую могилу. Здесь вместо рыцаря, лежащего на полу, находился каменный гроб. Он был трапециевидной формы, сужался к изножью и был прикрыт сверху конической остроконечной крышкой.
 

– Почему же этого рыцаря не выставили напоказ? – спросил Лэнгдон. – Поразительно... – пробормотал Тибинг, поглаживая подбородок. – Совсем забыл об этой странности. Не был здесь уже много лет.
– Похоже, этот гроб, – заметила Софи, – был вырезан из камня примерно в то же время и тем же скульптором, что и фигуры остальных девяти рыцарей. Так почему именно этот рыцарь покоится в гробу?

Тибинг покачал головой: – Одна из загадок этой церкви. Насколько я помню, никто еще не нашел сколь нибудь приемлемого объяснения.

 

 

Вид из круглой церкви на алтарь.

 

 

Я проделал слишком долгий путь с одной целью – развеять щепоть праха среди этих священных могил. – Последние слова Лэнгдон произнес с особой убедительностью. На лице служки застыло упрямое выражение. Похоже, он не собирался сдаваться.
– Это вам не могилы.
– А что же, по вашему? – спросил Лэнгдон.
– Конечно, могилы, – подхватил Тибинг. – О чем вы толкуете, не пойму.

Служка покачал головой:
– В могилах лежат тела усопших. А это их изображения в камне. Скульптуры реальных людей. И никаких тел под этими фигурами нет.
– Нет, это захоронение! – упрямо возразил Тибинг.
– Так написано в устаревших исторических книжках. Когда то это считалось захоронением, но после реставрации в 1950 году выяснилось, что все не так. – Он многозначительно взглянул на Лэнгдона. – И мне всегда казалось, что уж кто кто, а мистер Рен должен это знать. Ведь именно его семья установила этот факт.

– О чем это он, Лью? – прошептал Лэнгдон. – Как это так – никаких тел?.. Тибинг растерялся. – Не знаю... Мне всегда казалось, это именно то место. Не думаю, что он понимает, о чем говорит.
– Можно еще раз взглянуть на стихотворение? – спросил Лэнгдон. Софи достала из кармана криптекс, осторожно протянула ему. Лэнгдон развернул пергамент и, не выпуская криптекс из рук, перечитал стихотворение.
– Да, здесь совершенно определенно упоминается могила. А не просто скульптурное изображение в камне.
– Может, в стихах ошибка? – предположил Тибинг. – Может, Жак Соньер совершил ту же ошибку, что и я?

Лэнгдон задумался, потом покачал головой: – Вы же сами говорили, Лью. Церковь построена тамплиерами, военным подразделением Приората. Что то подсказывает мне: уж кто кто, а Великий мастер Приората должен знать, похоронены здесь рыцари или нет.

Тибинг недоумевал: – Но это самое подходящее место! – Он снова склонился над каменными рыцарями. – Должно быть, мы что то упустили!

 

 

вернуться на главную страницу

вернуться на страницу фотографий